sglt2 транспортер

конвейер для паллет купить

Продвижение ткани при шитье осуществляется с помощью нижнего транспортера это те самые зубчики под лапкой и самой лапки. Скорость и сила продвижения нижнего слоя ткани больше, чем верхнего. Потому что зубчатая рейка активнее продвигает материал, чем обычная лапка. И что мы получаем в итоге?

Sglt2 транспортер пао камаз конвейер

Sglt2 транспортер

ГАРМОНИЯ НА ЭЛЕВАТОРЕ В УЛАН УДЭ

Как следствие, число принимающих данные препараты пациентов будет расти, что делает актуальной информацию о безопасности терапии в рамках реальной клинической практики. Рандомизированные исследования показали, что одним из серьезных, но относительно нечастых побочных эффектов препаратов обсуждаемой группы является развитие диабетического кетоацидоза.

Как часто он развивается у пациентов вне рафинированных условий РКИ — вопрос, которому было посвящено крупное когортное исследование Douros и соавторов. В исследование было включено пациентов, которым впервые были назначены препараты группы ингибиторов SGLT2 в период с по гг. В качестве группы сравнения этим пациентам были подобраны пары пациентов, принимающих ингибиторы дипептидил-пептидазы-4 DPP В основной группе Медиана времени наблюдения составила 0,9 лет. Частота развития диабетического кетоацидоза составила 2,03 на пациенто-лет в группе ингибиторов SGLT2 и 0,75 на пациенто-лет в группе сравнения ОШ 2.

Наибольший риск развития кетоацидоза отмечался у принимающих канаглифлозин ОШ 3. Полученные результаты близки к тем, что были ранее получены в рамках РКИ. Также в этих РКИ оценивали влияние обсуждаемых препаратов на почечные события [9]. Результаты оценивали по комбинированной почечной точке - возникновению нефропатии или ее прогрессированию с некоторым варьированием суррогатных критериев.

Как следует из табл. Примечательно, что в исследовании EMPA-REG у больных группы очень высокого кардиоваскулярного риска эмпаглифлозин имел большое преимущество в плане нефропротекции по сравнению с другими иSGLT2, поскольку характеризовался меньшим числом больных, нуждающихся в лечении изучаемым препаратом в течение обозначенного количества лет, отражающим терапевтическую мощность воздействия препарата на выбранный показатель. В настоящий момент продолжаются исследования новых препаратов класса иSGLT2 - сотаглифлозина и эртуглифлозина, результаты клинических испытаний будут представлены в ближайшее время [10, 11].

Механизмам почечной реабсорбции глюкозы в настоящий момент уделяется большое внимание. Главная роль в них принадлежит натрий-глюкозному котранспортеру, кодирующемуся геном SLC5A [7]. В проксимальном канальце почек в сегменте S1 функционирует механизм вторичного активного транспорта, который в апикальной мембране осуществляется белком-котранспортером SGLT2 рис.

Катион натрия, проходящий через апикальную мембрану эпителиальных клеток проксимального канальца, создает электрохимический градиент, который позволяет глюкозе пассивно проникать в клетку. Ниже по течению в сегменте S3 проксимального канальца находится еще один белок-котранспортер - SGLT1, расположенный также на апикальной мембране, но обладающий низкой емкостью и высокой аффинностью.

Важной особенностью SGLT1 является способность переносить на одну молекулу глюкозы два катиона натрия. Большее количество энергии за счет большего числа катионов натрия позволяет SGLT1 транспортировать оставшуюся глюкозу более эффективно по более выраженному электрохимическому градиенту, доводя содержание глюкозы во вторичной моче практически до нуля [13]. Переход глюкозы, поступившей из просвета канальца, в кровь околоканальцевых капилляров является пассивным.

Он обеспечивается переносчиком GLUT2, который находится в базальной мембране, и движим химическим градиентом глюкозы так называемая облегченная диффузия. Реабсорбция глюкозы происходит большей частью в начальных отделах проксимального канальца. Если увеличивается профильтровавшееся количество глюкозы, то по мере насыщения переносчиков в начальных отделах проксимального канальца в процесс реабсорбции вовлекаются дистальные сегменты проксимального канальца, и ценная для организма глюкоза практически полностью реабсорбируется [12].

В соответствии с механизмом действия к прямым эффектам иSGLT2 относят глюкозурию, натрийурез и связанный с ними повышенный осмотический диурез. Прием иSGLT2 у здоровых добровольцев вызывает значительное выведение глюкозы с мочой с варьированием глюкозурии, по данным различных источников, в диапазоне г глюкозы в сутки, обусловленной, по-видимому, индивидуальными особенностями испытуемых.

Важно отметить, что у пациентов с СД2, учитывая их гипергликемию, можно ожидать более выраженного глюкозурического эффекта, и, напротив, при снижении почечной функции у больных уменьшается выведение глюкозы ввиду снижения фильтрационной способности почек. Натрийурез - это второй важнейший эффект ингибирования SGLT2, который непосредственно ассоциирован с глюкозурией, поскольку каждая нереабсорбированная молекула глюкозы приводит к выведению катиона натрия.

Однако можно предположить, что натрийурез может иметь преходящий характер, поскольку вызываемая им активация ренин-ангиотензин-альдостероновой системы РААС будет способствовать компенсаторному увеличению реабсорбции натрия ниже по течению. Через некоторое время выведение избытка натрия, индуцированное гипергликемией, прекратится и установится новый - сниженный относительно исходного баланс натрия в организме [9].

Активное выведение натрия и глюкозы - осмотически активных агентов повышает диурез, который также является прямым и даже целевым эффектом иSGLT2, поскольку у больных СД2, как показали исследования последнего десятилетия, более высокое содержание натрия и гиперволемия в организме, чем у здоровой популяции. Высокая точка приложения их механизма действия на уровне проксимальных канальцев нефрона делает иSGLT2 уникальными диуретиками, лишенными привычных недостатков традиционных групп мочегонных препаратов.

Может ли раннее расхождение кривых Каплана-Мейера, которое было продемонстрировано в РКИ при применении эмпаглифлозина, канаглифлозина и дапаглифлозина, объясняться повышением осмотического диуреза, если традиционные группы диуретиков в аналогичных исследованиях не влияли на сердечно-сосудистые исходы [17]?

Недавние работы доказывают важные различия между иSGLT2 и традиционными диуретиками. Так, в сравнительном исследовании дапаглифлозина и гидрохлортиазида применение только первого препарата приводило к уменьшению объема плазмы с одновременным увеличением массы эритроцитов, наблюдаемым в течение 12 нед терапии [18].

В другом исследовании сравнение дапаглифлозина с буметанидом из группы петлевых диуретиков показало, что оба препарата способствуют снижению уровня натрия и уменьшению объема интерстициальной жидкости, но дапаглифлозин при этом почти не влиял на уменьшение внутрисосудистого объема плазмы, в то время как буметанид был связан с заметно большим его снижением [19].

По-видимому, именно эта способность иSGLT2 выборочно регулировать объем интерстициальной жидкости с незначительным влиянием на внутрисосудистый объем наделяет их уникальными диуретическими свойствами рис. Важно отметить, что у больных с застойной СН нередко происходит перераспределение водных секторов со снижением внутрисосудистого объема, и традиционные диуретики только усугубляют ситуацию, приводя к рефлекторной активации РААС и других нейрогуморальных систем.

К непрямым эффектам иSGLT2 следует отнести их влияние на внутрипочечную гемодинамику. Вследствие этого происходит снижение внутри клубочковой гипертензии и скорости клубочковой фильтрации СКФ. Вероятно, именно быстрым снижением гиперфильтрации после начала приема глифлозинов и объясняется характерная для всего класса начальная депрессия СКФ, а уменьшением внутриклубочковой гипертензии - снижение альбуминурии и в целом нефропротективные свойства иSGLT2 [9, 20].

Непрямые эффекты иSGLT2 касаются также снижения уровня мочевой кислоты и повышения уровня фосфора в крови. Необходимо отметить, что на фоне ингибирования реабсорбции глюкозы, вызванного применением иSGLT2, возрастает содержание глюкозы в нижележащих сегментах канальцев нефрона. Это активирует белок-переносчик GLUT9, который, являясь антипортером переносящим в противоположных направлениях глюкозы и мочевой кислоты, начинает более интенсивно реабсорбировать молекулы глюкозы из канальцевого просвета, на обратном ходу усиленно экскретируя молекулу мочевой кислоты в канальцевую жидкость.

Таким образом, глюкозурия способствует выведению мочевой кислоты, приводя к снижению ее сывороточного уровня [21]. Интересной особенностью является то, что эти котранспортеры также используют энергию электрохимического градиента ионов натрия, конкурируя за нее с натрий-глюкозными котранспортерами.

Таким образом, ингибирование SGLT2 может косвенно усиливать канальцевую реабсорбцию фосфата, увеличивая содержание фосфора в сыворотке крови [22] см. Кроме изложенных эффектов, имеются единичные и противоречивые сообщения о других изменениях содержания электролитов в сыворотке крови, связанных с применением иSGLT2. Возможно небольшое увеличение содержания сывороточного магния, также обусловленное его усиленной реабсорбцией [23].

Описаны случаи незначительного повышения уровня сывороточного калия [24], предположительно вызванного его перераспределением из внутриклеточной во внеклеточную жидкость в условиях повышенного содержания глюка-гона и сниженного уровня инсулина.

При этом в реальной клинической практике гиперкалиемия не регистрируется, поэтому нельзя исключить погрешность наблюдения, связанную с влиянием на уровень калия хронических заболеваний почек, использованием у этой когорты больных калийс-берегающих диуретиков и блокаторов РААС, которые могут усугублять данный феномен [25].

Хроническая глюкозурия, вызываемая их приемом, является основой снижения уровня HbA 1c. Однако нельзя не принимать во внимание и другие возможные механизмы снижения HbA 1c - повышение чувствительности к инсулину и улучшение секреции инсулина за счет снижения глюкозотоксичности [29]. Определенный интерес вызывает отсутствие гипогликемии у здоровых добровольцев на фоне приема иSGLT2. Помимо этого, иSGLT2 вызывают повышение уровня глюкагона в плазме крови.

Некоторые авторы считают, что повышенная секреция глюкагона опосредована прямым рецепторным воздействием иSGLT2 на а-клетки поджелудочной железы [30], но можно предположить, что а-клетки используют и другие сенсоры, учитывающие глюкозурию и существенное снижение уровня циркулирующего инсулина. Основным механизмом, который определяет этот эффект, также является глюкозурия, способствующая выведению избытка калорий с мочой. По данным E. Ferrannini и соавт. При постоянном потреблении и подобном дополнительном расходе можно спрогнозировать среднюю потерю массы тела за этот период 11,1 кг у женщин и 11,4 кг у мужчин.

Однако реальное снижение массы оказалось существенно меньше расчетных значений: 3,2 кг у женщин и 3,1 кг у мужчин. Расхождение между наблюдаемой и ожидаемой потерей массы становилось все более очевидным после 18 нед терапии эмпаглифлозином, когда масса тела достигла плато, уравновесив потребление и новый регулярный расход. Эти результаты убедительно свидетельствуют о компенсаторном увеличении потребления пищи испытуемых на фоне приема эмпаглифлозина, по-видимому, за счет повышения аппетита [31].

Важно отметить: несмотря на относительно небольшое снижение массы тела, вызываемое иSGLT2, в значительной степени это происходит за счет уменьшения абдоминального висцерального жира, что находит свое подтверждение в пропорциональном увеличении высокомолекулярного адипонектина, снижении уровня лептина, улучшении чувствительности к инсулину и регрессии других метаболических изменений [32].

В настоящий момент имеются убедительные данные о повышении уровня кетоновых тел у пациентов на фоне терапии иSGLT2. Подобно тому как это происходит на кетогенной диете, глюкодефицитный метаболизм приводит к усилению липолиза жировой ткани с запуском кетогенеза. Важно учитывать, что в условиях гипергликемии и инсулинорезистентности кардиомиоциты используют в качестве основного энергетического субстрата свободные жирные кислоты, что снижает метаболическую гибкость миокарда и быстро приводит к его фиброзу с последующим развитием СН.

Присоединение СН у пациента с СД2 только усугубляет неэффективный энергетический метаболизм в миокарде. Еще один метаболический феномен, который ассоциирован с умеренной гиперкетонемией, - увеличение гемоконцентрации, которая также наблюдается при применении иSGLT2. Увеличение гематокрита, несомненно, может приводить к повышению доставки кислорода в ткани и, таким образом, улучшать энергетический метаболизм в миокарде, а также в других органах и тканях.

Кроме обсуждаемого выше механизма, связанного с натрийурезом и снижением ОЦК, рост гематокрита также ассоциирован с мягким кетозом, который индуцируют иSGLT2. Гемодинамические кардиоваскулярные эффекты. Согласно современным представлениям, кардиопротективные эффекты в рамках иSG LT2 обусловлены вторичными механизмами, находящимися за пределами гликемического контроля. Первоосновой всех последующих гемодинамических эффектов являются натрийурез и осмотический диурез. Важнейшим следствием этих процессов становится снижение объема циркулирующей жидкости и АД.

Снижение АД происходит за счет как систолического, так и диастолического давления, без компенсаторной рефлекторной активации симпатической нервной системы [38]. В исследованиях, посвященных оценке суточного профиля АД у больных СД2, выявлено, что эмпаглифлозин снижает систолическое АД в течение всех суток, однако в ночные часы гипотензивное действие иSG LT2 несколько ослабевает [39].

Кроме снижения АД, есть все основания полагать, что иSGLT2 приводит к снижению ригидности сосудов, поскольку в исследованиях с эмпаглифлозином у молодых пациентов с неосложненным течением сахарного диабета типа 1 было отмечено, что препарат снижал скорость пульсовой волны сонной и лучевой артерии [40], вероятно, связанную с влиянием на медиаторы жесткости сосудов. Таким образом, иSGLT2, снижая ОЦК, АД и жесткость сосудов, уменьшают пред- и постнагрузку на миокард, приводя к уменьшению потребления кислорода, улучшают насосную функцию левого желудочка.

Известно, что на фоне метаболических изменений при СД2 и СН в кардиомиоцитах повышается концентрация ионов натрия и кальция. При этом их содержание в митохондриях снижается, что, соответственно, способствует снижению энергетической и окислительно-восстановительной активности митохондриальных структур [41, 42]. Рассматривая кардиоваскулярные эффекты, нельзя забывать, что повышенный уровень внутриклеточного кальция также ассоциирован с развитием эндотелиальной дисфункции [42].

В настоящее время доказано, что ключевой регулятор энергетического баланса клетки - аденозинмонофосфат-активируемая АМФ-активируемая протеинкиназа в условиях СН снижает свою активность, что приводит к активизации катаболизма глюкозы, параллельно снижая анаболические процессы в клетке [43]. Важным эффектом АМФ-активируемой протеинкиназы также является участие в регуляции тонуса сосудов и в подавлении процесса воспаления [44].

Активные формы кислорода участвуют в оксидативном стрессе и являются одной из важнейших причин эндотелиальной дисфункции, определяющей развитие СН [45]. Дизрегулированный ионный обмен, сниженная активность АМФ-активируемой протеинкиназы и повышение активных форм кислорода наряду с активацией РААС, избыточной продукцией цитокинов и адипокинов составляют основу развития воспалительного процесса [46].

Хроническое воспаление приводит к индукции фиброза, запрограммированной гибели клеток, составляющим патогенетическую основу ремоделирования сердца. Таким образом, непосредственное положительное воздействие иSGLT2 на перечисленные механизмы может предупреждать развитие неблагоприятных кардиоваскулярных эффектов. В условиях гипергликемии при СД2 иSGLT2 оказывают положительный эффект на кардиомиоциты за счет уменьшения содержания в них ионов натрия и кальция, а также ингибируя активность натриевоводородного антипортера 1 NHE-1 , что способствует восстановлению энергетического состояния миоцитов за счет активного синтезирования аденозинтрифосфата в митохондриях [47, 48].

До сих пор недостаточно изучены механизмы, приводящие к снижению маркеров СН при использовании глифлозинов. Так, по результатам одного из исследований пациентов с СД2 на фоне приема канаглифлозина в дозе мг, выявлено снижение уровня предсердного натрийуретического пептида и NT-pro-BNP, в то время как активность ренина плазмы возросла.

Значительная часть хронических заболеваний: ишемическая болезнь сердца в том числе осложненная СН , гипертоническая болезнь, СД2, синдром обструктивного апноэ во сне, - сопровождаются хронической гиперактивацией симпатической нервной системы [49]. Симпатическая гиперактивность служит основным механизмом нарушения гомеостаза натрия и воды в почках за счет повышения жесткости артериальной стенки и развития эндотелиальной дисфункции, провоцируя таким образом отек [50]. Если предположить, что SGLT2 участвует в активации симпатической нервной системы, то иБСиГ2 будет уменьшать сенсорную нервную деятельность почек параллельно с подавлением активации центральных рефлекторных механизмов, способствующих ее системной активации.

Исследование, основанное на данном предположении, проведенное на крысах с метаболическим синдромом, показало улучшение циркадного ритма симпатической активности на фоне использования иБСиГ2 [51]. Частота сердечных сокращений ЧСС в покое расценивается как показатель симпатического влияния, при этом более высокая ЧСС у пациентов с СД2 ассоциирована с повышенным риском развития сердечно-сосудистых осложнений [52]. В ходе клинических исследований лузеоглифлозина в качестве монотерапии у пациентов с СД2 была изучена динамика ЧСС покоя до и через 12 нед лечения [53, 54].

Такая динамика позволила предположить, что лузеоглифлозин влияет на повышенную ЧСС, обусловленную гиперактивностью симпатической нервной системы, у пациентов с СД2 [54]. Таким образом, влияние на гиперактивность симпатической нервной системы у пациентов с СД2 - перспективная гипотеза, требующая дальнейшего изучения рис.

Метаболические и сердечно-сосудистые риски у больных СД2 представляют серьезную угрозу для их продолжительности жизни. Появляются новые данные, свидетельствующие о том, что у пациентов с СД2 гипергликемия играет небольшую роль в прогрессировании ССЗ, а метаболические факторы риска, такие как резистентность к инсулину, гипертензия, ожирение и дислипидемия, являются основными виновниками развития и прогрессирования ССЗ. Следовательно, при ведении пациента с СД2 необходимо принять комплексный подход к контролю факторов риска, в основе которого должен лежать принцип изменения прогноза и увеличения продолжительности жизни.

На настоящий момент в арсенале врачей имеется более 10 классов различных сахароснижающих препаратов, однако до недавнего времени среди них отсутствовали лекарственные средства с доказанным положительным влиянием на сердечно-сосудистые и почечные события. Интересно, что новый класс антигипергликемических препаратов - иSGLT2 - продемонстрировал многообещающие результаты в недавних клинических исследованиях с точки зрения обеспечения снижения кардиоваскулярного риска у больных СД2 независимо от гликемического контроля.

При этом впервые в арсенале врача появилась группа препаратов, которые обладают столь комплексным влиянием на самые различные нарушения метаболизма. Действительно, применение иSGLT2, снижающих HbA 1c , массу тела, инсулинорезистентность и уровень инсулина, уменьшающих. АД и гиперурикемию, улучшающих насосную функцию миокарда и его геометрию, нивелирующих симпатическую гиперактивацию и в целом индуцирующих позитивные кардиоренальные изменения, является одной из самых выгодных стратегий терапии коморбидного пациента, что позволило нам ранее определить этот феномен как "метаболический тюнинг" [20].

Несомненно, попытка объяснить влияние иSGLT2 на сердечно-сосудистую систему и почки отдельными метаболическими или гемодинамическими механизмами условна, в контексте иSGLT2 эти эффекты в существенной степени перекрываются: например, вызванное иSGLT2 снижение АД может быть связано не только с натрийуре-зом, но и со снижением жесткости сосудистой стенки, а также с уменьшением массы тела. Как, впрочем, и снижение жесткости сосудистой стенки у больного СД2 может быть вызвано атеросклерозом, инсулинорезистентностью, ожирением, артериальной гипертензией и гипергликемией.

Однако именно синергичностью метаболических и гемодинамических изменений, вызываемых иSGLT2, можно объяснить непревзойденную эффективность данной группы препаратов для снижения рисков наиболее значимых кардиоваскулярных и почечных событий рис. Эффективное воздействие иSGLT2 на углеводный обмен, положительные метаболические изменения и гемодинамические эффекты, доказанное снижение рисков неблагоприятных кардиоваскулярных событий вызывают пристальный интерес к клиническому применению препаратов данной группы и требуют дальнейшего изучения их многофакторного влияния с целью управления СД2 и его исходами.

ТРАНСПОРТЕР КУПИТЬ Б У

Кроме снижения АД, есть все основания полагать, что иSGLT2 приводит к снижению ригидности сосудов, поскольку в исследованиях с эмпаглифлозином у молодых пациентов с неосложненным течением сахарного диабета типа 1 было отмечено, что препарат снижал скорость пульсовой волны сонной и лучевой артерии [40], вероятно, связанную с влиянием на медиаторы жесткости сосудов.

Таким образом, иSGLT2, снижая ОЦК, АД и жесткость сосудов, уменьшают пред- и постнагрузку на миокард, приводя к уменьшению потребления кислорода, улучшают насосную функцию левого желудочка. Известно, что на фоне метаболических изменений при СД2 и СН в кардиомиоцитах повышается концентрация ионов натрия и кальция.

При этом их содержание в митохондриях снижается, что, соответственно, способствует снижению энергетической и окислительно-восстановительной активности митохондриальных структур [41, 42]. Рассматривая кардиоваскулярные эффекты, нельзя забывать, что повышенный уровень внутриклеточного кальция также ассоциирован с развитием эндотелиальной дисфункции [42]. В настоящее время доказано, что ключевой регулятор энергетического баланса клетки - аденозинмонофосфат-активируемая АМФ-активируемая протеинкиназа в условиях СН снижает свою активность, что приводит к активизации катаболизма глюкозы, параллельно снижая анаболические процессы в клетке [43].

Важным эффектом АМФ-активируемой протеинкиназы также является участие в регуляции тонуса сосудов и в подавлении процесса воспаления [44]. Активные формы кислорода участвуют в оксидативном стрессе и являются одной из важнейших причин эндотелиальной дисфункции, определяющей развитие СН [45]. Дизрегулированный ионный обмен, сниженная активность АМФ-активируемой протеинкиназы и повышение активных форм кислорода наряду с активацией РААС, избыточной продукцией цитокинов и адипокинов составляют основу развития воспалительного процесса [46].

Хроническое воспаление приводит к индукции фиброза, запрограммированной гибели клеток, составляющим патогенетическую основу ремоделирования сердца. Таким образом, непосредственное положительное воздействие иSGLT2 на перечисленные механизмы может предупреждать развитие неблагоприятных кардиоваскулярных эффектов. В условиях гипергликемии при СД2 иSGLT2 оказывают положительный эффект на кардиомиоциты за счет уменьшения содержания в них ионов натрия и кальция, а также ингибируя активность натриевоводородного антипортера 1 NHE-1 , что способствует восстановлению энергетического состояния миоцитов за счет активного синтезирования аденозинтрифосфата в митохондриях [47, 48].

До сих пор недостаточно изучены механизмы, приводящие к снижению маркеров СН при использовании глифлозинов. Так, по результатам одного из исследований пациентов с СД2 на фоне приема канаглифлозина в дозе мг, выявлено снижение уровня предсердного натрийуретического пептида и NT-pro-BNP, в то время как активность ренина плазмы возросла.

Значительная часть хронических заболеваний: ишемическая болезнь сердца в том числе осложненная СН , гипертоническая болезнь, СД2, синдром обструктивного апноэ во сне, - сопровождаются хронической гиперактивацией симпатической нервной системы [49]. Симпатическая гиперактивность служит основным механизмом нарушения гомеостаза натрия и воды в почках за счет повышения жесткости артериальной стенки и развития эндотелиальной дисфункции, провоцируя таким образом отек [50].

Если предположить, что SGLT2 участвует в активации симпатической нервной системы, то иБСиГ2 будет уменьшать сенсорную нервную деятельность почек параллельно с подавлением активации центральных рефлекторных механизмов, способствующих ее системной активации.

Исследование, основанное на данном предположении, проведенное на крысах с метаболическим синдромом, показало улучшение циркадного ритма симпатической активности на фоне использования иБСиГ2 [51]. Частота сердечных сокращений ЧСС в покое расценивается как показатель симпатического влияния, при этом более высокая ЧСС у пациентов с СД2 ассоциирована с повышенным риском развития сердечно-сосудистых осложнений [52].

В ходе клинических исследований лузеоглифлозина в качестве монотерапии у пациентов с СД2 была изучена динамика ЧСС покоя до и через 12 нед лечения [53, 54]. Такая динамика позволила предположить, что лузеоглифлозин влияет на повышенную ЧСС, обусловленную гиперактивностью симпатической нервной системы, у пациентов с СД2 [54].

Таким образом, влияние на гиперактивность симпатической нервной системы у пациентов с СД2 - перспективная гипотеза, требующая дальнейшего изучения рис. Метаболические и сердечно-сосудистые риски у больных СД2 представляют серьезную угрозу для их продолжительности жизни. Появляются новые данные, свидетельствующие о том, что у пациентов с СД2 гипергликемия играет небольшую роль в прогрессировании ССЗ, а метаболические факторы риска, такие как резистентность к инсулину, гипертензия, ожирение и дислипидемия, являются основными виновниками развития и прогрессирования ССЗ.

Следовательно, при ведении пациента с СД2 необходимо принять комплексный подход к контролю факторов риска, в основе которого должен лежать принцип изменения прогноза и увеличения продолжительности жизни. На настоящий момент в арсенале врачей имеется более 10 классов различных сахароснижающих препаратов, однако до недавнего времени среди них отсутствовали лекарственные средства с доказанным положительным влиянием на сердечно-сосудистые и почечные события. Интересно, что новый класс антигипергликемических препаратов - иSGLT2 - продемонстрировал многообещающие результаты в недавних клинических исследованиях с точки зрения обеспечения снижения кардиоваскулярного риска у больных СД2 независимо от гликемического контроля.

При этом впервые в арсенале врача появилась группа препаратов, которые обладают столь комплексным влиянием на самые различные нарушения метаболизма. Действительно, применение иSGLT2, снижающих HbA 1c , массу тела, инсулинорезистентность и уровень инсулина, уменьшающих.

АД и гиперурикемию, улучшающих насосную функцию миокарда и его геометрию, нивелирующих симпатическую гиперактивацию и в целом индуцирующих позитивные кардиоренальные изменения, является одной из самых выгодных стратегий терапии коморбидного пациента, что позволило нам ранее определить этот феномен как "метаболический тюнинг" [20]. Несомненно, попытка объяснить влияние иSGLT2 на сердечно-сосудистую систему и почки отдельными метаболическими или гемодинамическими механизмами условна, в контексте иSGLT2 эти эффекты в существенной степени перекрываются: например, вызванное иSGLT2 снижение АД может быть связано не только с натрийуре-зом, но и со снижением жесткости сосудистой стенки, а также с уменьшением массы тела.

Как, впрочем, и снижение жесткости сосудистой стенки у больного СД2 может быть вызвано атеросклерозом, инсулинорезистентностью, ожирением, артериальной гипертензией и гипергликемией. Однако именно синергичностью метаболических и гемодинамических изменений, вызываемых иSGLT2, можно объяснить непревзойденную эффективность данной группы препаратов для снижения рисков наиболее значимых кардиоваскулярных и почечных событий рис.

Эффективное воздействие иSGLT2 на углеводный обмен, положительные метаболические изменения и гемодинамические эффекты, доказанное снижение рисков неблагоприятных кардиоваскулярных событий вызывают пристальный интерес к клиническому применению препаратов данной группы и требуют дальнейшего изучения их многофакторного влияния с целью управления СД2 и его исходами. Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов. Cubbon R. Gaede P. Шаронова Л. Zinman B. P Neal B.

Wiviott S. P et al. Wright E. Zelniker T. Cherney D. Cannon C. Heart J. Woo V. Ferrannini E. Beitelshees A. Inzucchi S. How does empagliflozin reduce cardiovascularmortality? Шестакова М. Verma S. Hallow K. Why do SGLT2 inhibitors reduce heart failure hospitalization? Wilcox C. Heart Assoc.

P e Салухов В. Chino Y. Drug Dispos. Blau J. Tang H. Weir M. Бабак А. Bailey C. Lavalle-Gonza , ez F. Sha S. Bonner C. Ferrannini G. Аметов А. Mudaliar S. Cotter D. Heart Circ. Gormsen L. Lauritsen K. P ee Rajasekeran H. Tikkanen I. Despa S. Murphy E. Merovci A. Cordero M. Trends Endocrinol.

MQnzel T. Frati G. Hamouda N. Baartscheer A. Sano M. Hijmering M. Rahman A. Hillis G. Diabetes Investig. Несмотря на неблагоприятную эпидемиологическую обстановку, организаторы посчитали возможным провести реальную встречу с соблюдением всех мер Две профессии - сотни жизней Приглашаем Вас принять участие в работе V всероссийской научно-практической конференции "Неотложные состояния в акушерстве", которая состоится апреля года под эгидой ФГБУ "Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, ISSN Print.

Образ жизни. К содержанию 3. Александр Сергеевич Аметов. Отправить статью. Sodium glucose cotransporter-2 inhibition in heart failure: potential mechanisms, clinical applications, and summary of clinical trials. Bonnet F, Scheen AJ. Effects of SGLT2 inhibitors on systemic and tissue low-grade inflammation: the potential contribution to diabetes complications and cardiovascular disease.

Diabetes Metab. Dapagliflozin a glucose-regulating drug with diuretic properties in subjects with type 2 diabetes. Renal, metabolic and cardiovascular considerations of SGLT2 inhibition. Nat Rev Nephrol. Effect of a selective SGLT2 inhibitor, luseogliflozin, on circadian rhythm of sympathetic nervous function and locomotor activities in metabolic syndrome rats. Clin Exp Pharmacol Physiol.

Lausanne ; Sodium glucose co-transporter-2 inhibitors in heart failure: beyond glycaemic control. Eur J Heart Fail. Dapagliflozin in patients with heart failure and reduced ejection fraction. Empagliflozin BI , a potent and selective SGLT2 inhibitor, induces dose-dependent glucosuria in healthy subjects. Clin Phamac in Drug Dev. The metabolodiuretic promise of sodiumdependent glucose cotransporter 2 inhibition: the search for the sweet spot in heart failure.

Diabetes Care. A unifying hypothesis. Heerspink HJL, et al. Renoprotective effects of sodium-glucose cotransporter-2 inhibitors. Kidney Int. Tamargo J. SGLTinhibition with dapagliflozin reduces tissue sodium content: a randomized controlled trial. Cardiovasc Diabetol.

Why do SGLT2 inhibitors reduce heart failure hospitalization? A differential volume regulation hypothesis. Diabetes ; Obes Metab. A randomised study of the impact of the SGLT2 inhibitor dapagliflozin on microvascular and macrovascular circulation. Effects of canagliflozin, a sodium glucose cotransporter 2 inhibitor, on blood pressure and markers of arterial stiffness in patients with type 2 diabetes mellitus: a post hoc analysis. Dapagliflozin acutely improves endothelial dysfunction, reduces aortic stiffness and renal resistive index in type 2 diabetic patients: a pilot study.

Does dapagliflozin regress left ventricular hypertrophy in patients with type 2 diabetes? A prospective, double-blind, randomised, placebocontrolled study. BMC Cardiovasc Disord. Impact of empagliflozin on subclinical left ventricular dysfunctions and on the mechanisms involved in myocardial disease progression in type 2 diabetes: rationale and design of the EMPA-HEART trial.

EMPA-HEART Cardiolink-6 trial: a randomized trial evaluating the effect of empagliflozin on left ventricular structure, function and biomarkers in people with type 2 diabetes T2D and coronary heart disease [abstract]. Eur Heart J. Cardiac remodeling and failure from molecules to man part II. Cardiovasc Pathol. Dapagliflozin, a selective SGLT2 inhibitor, attenuated cardiac fibrosis by regulating the macrophage polarization via STAT3 signaling in infarcted rat hearts.

Free Radic Biol Med. Epicardial adipose tissue as a metabolic transducer: role in heart failure and coronary artery disease. Heart Fail Rev. The effect of dapagliflozin treatment on epicardial adipose tissue volume. Effects of canagliflozin versus glimepiride on adipokines and inflammatory biomarkers in type 2 diabetes. Bers DM. Cardiac sarcoplasmic reticulum calcium leak: basis and roles in cardiac dysfunction.

Annu Rev Physiol. Circ Res. Probing SGLT2 as a therapeutic target for diabetes: basic physiology and consequences. Diab Vasc Dis Res. Myocardial fatty acid metabolism in health and disease. Physiol Rev. The diabetic heart utilizes ketone bodies as an energy source.

Полезные штуки замена клапанной крышки фольксваген транспортер прикрыла))))))))))))))))

Забележки и становище на БДЕ. Начало Научни събития сп. Начало Българско дружество по ендокринология г. COVID при диабет. Ръководство на Българско дружество по ендокринология. Проект за Стандарт по ендокринология публикуван в сайта на МЗ за обществено обсъждане до 10 декември г.

Изпратете писмено предложения за евентуални корекции до 30 ноември г. Пряко съобщение до медицинските специалисти Риск от гангрена на Фурние некротизиращ фасциит на перинеума по време на лечение с инхибитори на натриево-глюкозния ко-транспортер 2 SGLT2i. Пряко съобщение до медицински специалисти за Euthyrox. Покана и условия за участие на Вижте всички съобщения.

Вижте всички броеве. Ендокринология Списание на Българско дружество по Ендокринология. Как да лекуваме? Изберете статия 1. Диабет 2. Тиреоидея 3. Net sugar transport is a multistep process. Evidence for cytosolic sugar binding sites in erythrocytes англ. Structural analysis of the GLUT1 facilitative glucose transporter review англ.

QLS motif in transmembrane helix VII of the glucose transporter family interacts with the C-1 position of D-glucose and is involved in substrate selection at the exofacial binding site англ. Cysteine-scanning mutagenesis of transmembrane segment 7 of the GLUT1 glucose transporter англ. Glucose transporters in the regulation of intestinal, renal, and liver glucose fluxes англ.

Molecular biology of mammalian glucose transporters англ. The SLC2 family of facilitated hexose and polyol transporters англ. Crane , D. Miller and I. In: Membrane Transport and Metabolism. Proceedings of a Symposium held in Prague, August 22—27, Edited by A.

Kleinzeller and A. Czech Academy of Sciences , Prague, , pp. Wright and Eric Turk. This hypothesis was rapidly tested, refined, and extended [to] encompass the active transport of a diverse range of molecules and ions into virtually every cell type. Архивировано 10 декабря года. Experimental Physiology, Vol.

Half a century later this idea has turned into one of the most studied of all transporter proteins SGLT1 , the sodium—glucose cotransporter. Категории : Мембранные белки Транспортные белки Глюкозный транспортёр. Пространства имён Статья Обсуждение. Просмотры Читать Править Править код История. Km : мM [3] , - мM [1]. Среднее сродство к глюкозе. Сильная экспрессия в фазе стационарного роста, при образовании спор и в условиях низкой концентрации глюкозы.

Транскрипция подавляется глюкозой [4]. Широко распространён в зародышевых тканях. У взрослых сильнее всего экспрессируется в эритроцитах и эндотелиальных клетках барьерных тканей, например в гемато-энцефалическом барьере. Помимо этого, он ответственен за минимальный базальный уровень поглощения глюкозы всеми клетками организма, необходимый для поддержания клеточного дыхания.

Уровень GLUT1 в клеточной мембране повышается при снижении уровня глюкозы и уменьшается при его повышении. Это транспортёр глюкозы, работающий в двух направлениях. Экспрессируется клетками почечных канальцев, печени и бета-клетками поджелудочной железы. Также его можно обнаружить в базолатеральной мембране эпителия тонкой кишки. Двунаправленный транспортёр необходим клеткам печени для поглощения глюкозы в процессе гликолиза , и её высвобождения в процессе глюконеогенеза.

В бета-клетках поджелудочной железы, свободная глюкоза необходима для того, что бы клетки могли точно измерить уровень глюкозы в сыворотке крови.

Прощения, фольксваген транспортер т5 с пробегом краснодарский край этот вариант

Начало Българско дружество по ендокринология г. COVID при диабет. Ръководство на Българско дружество по ендокринология. Проект за Стандарт по ендокринология публикуван в сайта на МЗ за обществено обсъждане до 10 декември г. Изпратете писмено предложения за евентуални корекции до 30 ноември г. Пряко съобщение до медицинските специалисти Риск от гангрена на Фурние некротизиращ фасциит на перинеума по време на лечение с инхибитори на натриево-глюкозния ко-транспортер 2 SGLT2i.

Пряко съобщение до медицински специалисти за Euthyrox. Покана и условия за участие на Вижте всички съобщения. Вижте всички броеве. Ендокринология Списание на Българско дружество по Ендокринология. Как да лекуваме? Изберете статия 1. Диабет 2. Тиреоидея 3. Хиперпаратиреоидизъм 4. Остеопороза 5. На основании сходства аминокислотных последовательностей они разделены на три подкласса. Функции данных изоформ на данный момент неясны.

Некоторые из них GLUT6, GLUT8 состоят из мотивов , которые способствуют сохранению транспортёров внутри клетки, и таким образом предотвращают транспорт глюкозы. Существуют ли механизмы, способствующие транслокации этих транспортёров на клеточную поверхность, неизвестно, но было выяснено, что инсулин не способствует такой транслокации. В августе года, в Праге, Роберт К. Крэйн представил общественности своё открытие: механизм вторично-активного транспорта глюкозы в сопряжении с натрием в клетках кишечника [16].

Открытие Крэйном вторично-активного транспорта было первым открытием, показавшим значимость сопряжения потоков в биологии [17] [18]. Материал из Википедии — свободной энциклопедии. Characterisation of glucose transport in Saccharomyces cerevisiae with plasma membrane vesicles countertransport and intact cells initial uptake with single Hxt1, Hxt2, Hxt3, Hxt4, Hxt6, Hxt7 or Gal2 transporters англ. The molecular genetics of hexose transport in yeasts англ.

Functional analysis of the hexose transporter homologue HXT5 in Saccharomyces cerevisiae англ. C-terminal truncated glucose transporter is locked into an inward-facing form without transport activity англ. Glucose transporter oligomeric structure determines transporter function. Reversible redox-dependent interconversions of tetrameric and dimeric GLUT1 англ. Net sugar transport is a multistep process. Evidence for cytosolic sugar binding sites in erythrocytes англ.

Structural analysis of the GLUT1 facilitative glucose transporter review англ. QLS motif in transmembrane helix VII of the glucose transporter family interacts with the C-1 position of D-glucose and is involved in substrate selection at the exofacial binding site англ. Cysteine-scanning mutagenesis of transmembrane segment 7 of the GLUT1 glucose transporter англ. Glucose transporters in the regulation of intestinal, renal, and liver glucose fluxes англ. Molecular biology of mammalian glucose transporters англ.

The SLC2 family of facilitated hexose and polyol transporters англ. Crane , D. Miller and I. In: Membrane Transport and Metabolism. Proceedings of a Symposium held in Prague, August 22—27, Edited by A. Kleinzeller and A. Czech Academy of Sciences , Prague, , pp. Wright and Eric Turk. This hypothesis was rapidly tested, refined, and extended [to] encompass the active transport of a diverse range of molecules and ions into virtually every cell type. Архивировано 10 декабря года.

Experimental Physiology, Vol. Half a century later this idea has turned into one of the most studied of all transporter proteins SGLT1 , the sodium—glucose cotransporter. Категории : Мембранные белки Транспортные белки Глюкозный транспортёр. Пространства имён Статья Обсуждение.